И ВЕЧНАЯ МУЗЫКА

МУЗЫКА, РИТУАЛ И КОСМОС «Моя музыка – некоторая маленькая свеча «из телесного воска»,горящая в бездонном мире преисподней»  Георгий Свиридов

"Музыка – это на редкость очень тонкий вид искусства, который содержит в себе бесчисленные эмоциональные подтексты. Музыка состоит из множества компонентов и в зависимости от пропорциональной, разумной представленности этих компонентов, может быть успокаивающей или оживляющей, облагораживающей или унижающей, духовной или примитивной. В музыке заложены силы, которые могут быть использованы – ради добра, но также и ради зла. Если мы собираемся использовать ту или иную музыку то, главным предварительным условием является необходимость хоть что–то узнать про нее…".

Изучая историю, мы узнаем, что греческие философы уподобляли музыку своеобразной гимнастике для души. Мудрецы заметили, что различные звуки и ритмы вызывают различные эмоциональные состояния в человеке.

Другими словами, уже в древности люди понимали тесную связь между формой (стилем) и содержанием (духом) музыки. Аристотель учил, что "нравственное содержание в музыке заключается не столько в слове, сколько в качестве (стиле) извлечения звука". Он писал, что "влияние музыки настолько велико, что разные ее формы и жанры можно классифицировать соответственно их влиянию на характер человека".

Иудейские раввины отмечали, что "разное место звучания рождает разное содержание. Умный звук – в маске, нервный – в носу, животный – на нижней губе, сексуальный – в горле".

Климент Александрийский делил музыку на полезную и вредную для человека. По его мнению, мелодии следует выбирать бесстрастные, целомудренные и гармоничные – дабы не разрушить гармонию духа. Киприан считал, что духовные песни воспринимаются лучше, "когда духовное содержание вызывает у нас благочестивое удовольствие слуха".

По наблюдениям древних китайцев, "звук короткий и замирающий обозначает, что народ озабочен и печален; звук беспечный, полный и размеренный — что народ здоров и доволен; звук грубый, свирепый, гневный и мощный, полный яркости в начале и возмущения в конце, означает, что народ тверд и жесток; звук честный, прямой, серьезный и искренний – что народ почтителен и скромен; звук щедрый, приятный и гармоничный – что народ полон благоговения, симпатии и нежности. Звук тягучий, лукавый и рассеянный, напоминающий песни дикарей, говорит о том, что народ погряз в разврате и смутах".

И наверное неслучайно, наш современник академик Опарин подчеркивает, что «музыка, даже без текста, – это одна из мощных  форм общественной идеологии». Ведь своим ритмом, мелодией, гармонией, динамикой и разнообразием звуко–сочетаний музыка передает бесконечную гамму чувств и настроений. Она проникает в душу, в подсознание, формирует различные чувства, желания и даже поступки…

Нередко приходится слышать о том, что о вкусах и стилях (в том числе и музыкальных) не спорят. Говорят, что каждый человек волен слушать музыку в том стиле, который ему близок по духу, который приносит ему удовлетворение.

То, что о стилях спорить не нужно – это правда. И то, что у людей разные вкусы относительно музыки – это также правда. Проблема в другом – а именно в том, что не у всех правильно сфомировавшиеся вкусы. К сожалению, современный человек утратил мудрость, которая позволяла "настоящему человеку", как говорил Платон, творить благородно и выразительно…

Когда художник рисует картину, то с помощью одних и тех же красок, из большого разнообразия цветов, он пытается выразить какую-то идею, отразить настроение, дух.

Заметьте, что использовать при этом текст практически не нужно. Но с помощью одних и тех же цветов можно нарисовать и приличную и отвратительную картину – не так ли? Все зависит от того, какова внутренность художника, какова его духовность, какова его цель, какие чувства он хочет вызвать у зрителя. Аналогичная ситуация со звуками.

Сами по себе звуки, в некотором смысле, действительно нейтральны. Но в зависимости от духовности или бездуховности композитора, эти нейтральные звуки организуются в тот или иной стиль, в ту или иную форму.

«Когда меня спрашивают, как я пришёл к Богу, – свидетельствует поэт Лев Болеславский, – я с благодарностью вспоминаю Музыку, и, прежде всего Баха – патриарха духовной гармонии… Мне было уже за тридцать, когда я впервые услышал его….  я всё продолжал думать о душевном балансе, о равновесии, которого мне так не хватало… Я вышел на улицу – и вдруг услышал необыкновенную музыку, которая лилась из репродуктора, прибитого к столбу. И голос! Точно с неба сошло всё это ко мне: ведь на земле такой музыки не бывает. В душе вспыхнуло: Бах! Наверное, Бах. Потом я узнал, что это была ария Петра «Сжалься» («Erbarme dich») из «Страстей по Матфею». Вернее – плач, плач раскаяния Петра, рыдания его души…».

Посылать свет в глубины человеческого сердца, – как говорил Шуман, –  это и есть задача всякого творчества. И с этим трудно не согласиться….

Из сайтоф, форумов и сетей Рунета

This entry was posted on Вторник, Февраль 22nd, 2011 at 7:37 and is filed under КУЛЬТУРА. You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.