Близкий опыт…

Элиаде подчеркивал, что Дионис, чьи эпифании всегда внезапны и брутальны, — единственное божество, которое является в зримом облике. Он снимает запреты, он стирает пределы: царство живых сливается воедино с царством мертвых, алхимизация тела и души приводит к глубинному преображению всей человеческой экзистенции; исступление заставляет забыть о том, что человек ограничен своей телесностью, божественный экстаз вводит его в имагинальный мир, mundus imaginalis, где только и возможна встреча бога и человека, больше того — их тайный союз, пламенное объятие до полной неразличимости смертного и бессмертного, коронованного и коронующего, мыслящего и мыслимого.

В каком бы исступлении ни находился художник или мыслитель, какое бы божество или даймон ни взволновали волны его существования, он постигает временное растождествление с человеческим и становится чем-то неопределимым, но столь достоверным и подлинным, что возвращение на прежнее место мыслится им как падение в пустоту, утрата, тщета, наказание. Превысить модус своего существования, стать подобным богу, позволить Иному (подчас пугающему, опасному, неизведанному) вторгнуться в жалкую обитель того, кто жаждет познать нечто большее, чем просто жизнь, вторгнуться и высветить все уголки многоокой души и сделать ее способной к полету, к вызову, к преодолению, к способности услышать поступь богов, их тихий мелодический призыв — вот задача, с одной стороны, художника, чье творчество есть не что иное, как священнодействие, и с другой стороны — мыслителя, для которого мышление есть ритуал, созерцание идей, первопринципов, начал.
This entry was posted on Четверг, Май 17th, 2018 at 14:06 and is filed under НОВОСТИ. You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.