Суть учения Бон

 

Какое учение является буддийским и что делает человека буддистом:

«Как я уже говорил, с философской точки зрения принадлежность человека к буддизму определяется тем, принимает ли он четыре печати, или четыре принципа, удостоверяющих, что данная система учения истинно буддийская. Вот эти четыре принципа:

1. Всё составное непостоянно.
2. Все загрязненные объекты есть страдание.
3. Все явления пусты и не имеют самости.
4. Нирвана есть покой.»

Далай-лама 14-й. «Гарвардские лекции».

http://www.theosophy.ru/lib/dl-harv.htm

Суть учения Бон:

«10. Каков основной смысл, который выражал Учитель в таком большом количестве Врат Бона?

Человек, стремящийся к Освобождению, беря за основу благую мысль устремления к Просветлению из сострадания ко всем живым существам, на фундаменте взбирающейся вверх активности практикует Метод – ключевые значения Десяти Парамит, при этом сосредоточивает ум на вершине всех воззрений – непревзойденном окончательном взгляде Великого Совершенства.

Благодаря чему, этот Метод:

1) является способом узнать, что природа сансары – это страдание,

2) является способом отбросить причины, заставляющие рождаться в сансаре, а именно карму и мешающие эмоции — как источник всего сансарического существования,

3) является методом, благодаря которому в собственном потоке сознания рождается Путь Освобождения, как средство удаления кармы и мешающих эмоций,

4) является методом, благодаря которому проявляются очищенные качества, полученные силой медитации на Пути.

Или другими словами, эти Учения нужны для того, чтобы понять, что все явления, по природе, не обладают независимой сущностью; что все составное имеет природу непостоянства; все загрязненное имеет природу страдания, а всё запредельное горестям (Нирвана) имеет природу покоя и счастья».

Цитата из книги «Введение, отворяющее новичкам Врата к Учению Бон» Гово Геше Тэнзин Друг Драг.

http://bon-po.ru/vvedenie-otvoryayushhee-novichkam-vrata-k-ucheniyu-bon-velikoj-kolesnitse-prosvetleniya/

Чем же отличаются буддизм и Бон?

«Если разобраться, что же составляет предмет различий между Буддизмом и Боном, обнаружится, что в значительной степени это не суть учений или практик, а всего лишь линия передачи учения. Все четыре ныне существующие школы тибетского Буддизма (Ньингмапа, Сакьяпа, Кагьюдпа и Гелугпа), обращаясь в прошлое, рассматривают историческую фигуру Шакьямуни, в качестве своего основателя и как источник всех своих традиционных учений. И по крайней мере первые три из этих тибетских школ напрямую связаны с индийскими буддийскими мастерами, от которых и получили свои особые тантрические учения. Однако, последователи Бонпо обращаются не к Индии, а к стране Шанг-шунг в западном Тибете, как к непосредственному источнику своей традиции. За первоначальным же источником они обращаются в более отдалённое время, нежели время индийского принца, Сиддхартхи Гаутамы, но также к принцу — Шенрабу Миво, который появился как Будда в ещё более давнее время в таинственной местности Олмо Лунг-ринг в стране Таджик, располагавшейся в прошлом в иранской центральной Азии».

«В тибетском языке нет слова, эквивалетного слову Буддизм, впрочем как нет его и на санскрите. На санскрите, языке древней Индии, учение Будды обозначено как «buddha dharma», где «dharma», «существование», происходит от корня, обозначающего «поддерживать». В буддийском контексте «dharma» значит «учение», также как «существование» и «реальность». Следовательно, это учение преимущественно касающееся природы существования. В индуистском аспекте «dharma» значит «закон» или «порядок»,»обычай», связанный с определённой социальной кастой. При переводе на тибетский язык, «dharma» было переведено древним тибетским словом chos, значащим «порядок». Например, древняя тибетская религия была известна под общим названием lha chos — порядок, которому следуют боги, тогда как легенды и фольклор назывались mi chos — порядок, которому следуют люди. Хотя и будучи изначально общеупотребительным термином, «chos» стал трактоваться исключительно как буддийский, вследствие употребления его буддистами при переводе индийских текстов. Таким образом, возникло разделение на «chos» и «bon». Так, «chos-pa» значит, тот кто следует «chos», то есть Буддизму индийского происхождения и вдохновления, а «bon-pa» — тот кто следует «bon», линии преемственности от Тонпа Шенраба из Тазига. Однако и «chos-pa» и «bon-pa» называются «nang-pa» или внутренние, то есть местные практики, в противоположность «phyi-pa» — чужеземным. «Nang-pa» западными учеными чаще всего переводится, как «буддийский».

Становится понятным теперь, что вопрос о том, рассматривать ли последователей Бонпо как буддистов, пусть весьма и неортодоксальных, или нет — относится к области уточнения определений. Его Святейшество Далай-Лама убедил тибетское правительство в изгнании в Дхармасале признать Бон пятой тибетской школой, наряду с Гелугпа, Кагьюдпа, Сакьяпа и Ньингмапа. Бонпо сейчас имеют представительство в Комитете по делам Религий в Дхармасале. Но что касается бонцев самих по себе, то они уже изначально буддисты. И Шакьямуни и Падмасамбхава появились по прошествии тысячелетий в истории нашей планеты после появления Тонпа Шенраба в Олмо Лунг-ринге. В течение своей жизни на севере Индии всего лишь 2500 лет назад Шакьямуни преподал только часть из того, что он узнал в других мирах от своего предшественника, Будды Тонпа Шенраба, в том или ином виде воплощения последнего. Поэтому бонские ламы легко принимают все буддийские традиции, как свои собственные. И действительно, среди приверженцев различных тибетских сект, бонские ламы наиболее открыты к чтению и изучению всего наследия тибетского буддизма, в то время как для иного тибетского ламы чтение какой-либо книги, не относящейся к его собственной школе, — явление более чем необычное. Некоторые мастера Бонпо играли ключевую роль в Риме — несектарном движении в девятнадцатом веке в восточном Тибете (см ниже). И бонцы и буддисты называют своих почитаемых основателей титулом Будда (sangs-rgyas) и прибегают к идентичным средствам для достижения просветления или bodhi (byang-chub). Если термин Будда понимается только в значении Сиддхартха Гаутама, известный так же как Гаутама, живший на севере Индии в шестом веке до новой эры, то тогда последователи Бонпо не буддисты. Но бонцы признают всю последовательность Будд, они безоговорочно признают Шакьямуни Буддой, также как и более позднюю личность — Падмасамбхаву. Но они обращаются к значительно раннему и отдалённому периоду времени за источником своих учений, к другому принцу среди людей, который жил в Олмо Лунг-ринге за несколько тысячелетий до времени Шакьямуни».

Джон Мирдин Рейнольдс (Ваджранатха). «Буддам несть числа как звёздам на небесах».

Сущность буддизма и Бон — одна и та же:

“Под названием «Бон» когда-то были известны различные учения и ритуальные традиции, некоторые из них могут быть даже отнесены к категории жертвенных практик, вредящих другим существам, так как «Бон» был общим термином, соответствующим слову «чой луг» (chos lugs), теперь используемому в тибетском языке для обозначения религий. Следовательно, было бы большой ошибкой отождествлять все традиции, обозначенные термином «Бон», с учениями Шенраба Миво.

Совсем недавно почти все ученые, как тибетские, так и западные, определяли Бон как религиозный культ, включающий жертвоприношение животных. Таким образом, им легко было хулить его как угодно. Это напоминает мне басню о зайце, услышавшем непонятный звук (1).

Причина такого отношения заключается в отказе признать значение истинной тибетской культуры. По этому поводу я написал книгу «Ожерелье Зи» — «Рассуждения об истории Тибета».

Великий учитель Падмасамбхава сказал:

«Внутренние учения бон совпадают с буддизмом:
пусть им не препятствуют!»(2)

Падмасамбхава дал такой совет царю Трисонг Децену потому, что учение Дзогчен существует в Боне. И оно не только существует там, но многочисленные, как древние, так и современные Держатели Знания Бон через слушание учения, изучение и медитацию сохранили Дзогчен в его целостности, упрочили и развили его. Их ученики обеспечили преемственность в передаче учения до наших дней”.

Примечания:

1. Тибетская народная сказка о том, как заяц, услышав непонятный звук и не зная, что он вызван падением какого-то фрукта в воду, в ужасе удрал, а за ним последовали другие животные.

2. (gter ston) sTag sham nus ldan rdo rje: Bod Kyi jo mo ye shes mtsho rgyal gyi rnam thar, p. 213, 3. Palampur, 1972.

Намкхай Норбу Ринпоче. «Шестнадцать вопросов учителю Дзогчена».

Воспитание тибетцев-буддистов в духе подозрений, пренебрежения и предвзятого отношения к традиции Бон:

“Мы можем заключить из всего этого, что Бон является истинным источником тибетской культуры и что в Боне имеется глубокая и обширная тибетская культура.

К несчастью, в Тибете развилась традиция, которая состоит в том, чтобы презирать Бон и бонпо и пренебрегать ими. Это нанесло серьёзный ущерб культуре Тибета. Когда я учился в монастырской школе, среди моих друзей у меня был друг-бонпо по имени Шанглунг Тулку, очень образованный и очень простой учёный. Я поддерживал с ним близкие дружеские отношения, но другие мои друзья не могли скрыть своё недовольство моей дружбой с бонским тулку. Некоторые из моих друзей сообщили мне, что бонпо, когда они совершают ритуал пхова, выводят ум покойного через анальное отверстие вместо головы. Они также сказали мне, что бонпо перед алтарём своего божества Од-се (Od gSes) молятся так: “Од-се, Свирепый Бог-Тигр стоит сверху на Будде и Падмасамбхаве, как на своих подушках”. Я хорошо понимал, что замечания, подобные этому, нацелены на то, чтобы осмеять Бон и бонпо. Наслушавшись таких историй, я и сам начал испытывать некоторую неприязнь к Бон и бонпо в течение какого-то времени. Однако, позднее, когда я проводил изыскания, касающиеся Бон, и изучал его, я получил ясные доказательства того, что эти истории были беспочвенны и не имели никакого основания.

Подлинный Бон должен происходить от Шенраба Миво. Когда он пришёл в Шанг-Шунг, Будда и Падмасамбхава ещё не появились на мировой сцене. Поэтому невозможно, чтобы Од-се-таг-лха-ме-бар (Od gSes Tag Lha Me Bar) стоял своими ногами на Будде и Падмасамбхаве, как на подушках. Такие безосновательные истории вызывали среди тибетцев сомнение и подозрение по отношению к бонпо”.

Намкхай Норбу Ринпоче. “Ожерелье Зи”.
Перевод с французского: Игорь Калиберда.

Заключение:

В «западном» обществе и на «западных» языках называть Бон буддизмом намного адекватнее, чем называть Бон Боном, поскольку:

1) В Тибете словом «бон» называли все местные религиозно-магические учения и практики, не только традицию Шенраба Мивоче (подобно тому, как в Индии слово «дхарма» последователи разных учений использовали для названия своего учения).

2) С наименованием «Бон» на Западе связана туча ошибочных представлений. Разные западные «пейсатели» создали в общественном сознании фантастический, чуть-ли не чёрно-магический образ «Бона». То есть, термин “Бон” для “западного” человека имеет значение, совершенно отличное от его действительного смысла, когда он используется в качестве наименования традиции Шенраба Миво.

3) Сущность учения будды Шенраба Мивоче тождественна сущности учения будды Шакьямуни. Дело ведь не в относительных названиях, связанных с обстоятельствами места и времени. Так что название Бон не мешает Бону быть буддизмом, так же как и в случае Гелуг, Кагью и т. д.

4) Многие тантрические учения, признанные буддизмом, никак исторически не связаны с буддой Шакьямуни. Другими словами, они признаются буддизмом на тех же основаниях, что и бонпо называют себя буддистами.

Чтобы не вводить в заблуждение людей, последователи Бон на Западе и должны указывать, что их Бон является буддизмом или буддийским. В этом нет ничего неправильного, поскольку термин “буддизм” полностью соответствует действительному содержанию учений Бон традиции Шенраба Миво. Это — не другая религия, а другая линия передачи. Будда — не личное имя, и «буддизм» не является учением, ограниченным тем, что его произнёс определённый индивидуум в определённом месте в определённое время, и которое названо по его имени. Тонпа Шенраб также является буддой, по тибетски sangs rgyas (санскр. buddha) и суть учения Бон не отличается от сути учения Чой (Дхарма). Поэтому западное слово «буддизм» является наиболее подходящим для наименования учения Бон.

«Тогда Превосходнейший в мире произнес гатху:

«Если кто-либо по форме распознает меня или по звучному голосу ищет меня, то этот человек находится на ложном пути. Ему невозможно увидеть Татхагату».»

«Алмазная сутра» («Ваджраччхедика Праджняпарамита-сутра»). Перевод с китайского: Е. Торчинов.

Составил Игорь Калиберда.

This entry was posted on Пятница, Декабрь 27th, 2019 at 13:23 and is filed under КУЛЬТУРА, МУДРОСТЬ ВЕКОВ. You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.